WWW.REFERATCENTRAL.ORG.UA - Я ТУТ НАВЧАЮСЬ

... відкритий, безкоштовний архів рефератів, курсових, дипломних робіт

ГоловнаЛітература світова, Всесвітня література → Етика двох свытыв: Володимир Набоков. - Реферат

Етика двох свытыв: Володимир Набоков. - Реферат

Через минуту, однако, дверь отворилась снова, со знакомым на этот раз скрежетанием,- и, как всегда в сюртуке, выпятив грудь, вошел он же" [15]. Мир, на первый взгляд правильный и непоколебимый, оказывается бутафорским, насквозь алогичным, абсурдным. Пребывание Цинцинната Ц. в камере смертников - это цепочка нелепых эпизодов, призванных показать, насколько алогичен и абсурден окружающий Цинцинната мир. Цинциннат мучительно переносит заточение, он рвется на свободу, свобода стала его единственной мечтой и вожделением. И еще Цинциннат очень боится смерти, никак не может избавиться от мучительного, тошнотворного страха, который парализует его всякий раз, как только приближается время казни. Цинциннат пытается избавиться от страха и выбраться на свободу. Этим наполнены дни его пребывания в тюрьме. Но в финале мы начинаем догадываться, что и пребывание в тюрьме, и казнь - такие же бутафории реального мира, как и все остальное. Прекрасно видя, какой неподлинный реальный мир, Цинциннат Ц. сделал исключение для тюрьмы и казни, принимая их всерьез. И всему причиной - страх смерти (в записях героя, сделанных "набоковским пером", это сквозной мотив). Все кончилось сразу, как только Цинциннат преодолел страх, как только подумал: зачем я тут? И сразу мир, который владел Цинциннатом и вмешивался в его жизнь, принуждая быть другим, стал меняться: "Сквозь поясницу еще вращавшегося палача просвечивали перила. Скрюченный на ступеньке, блевал бледный библиотекарь. Зрители были совсем, совсем прозрачны, и уже никуда не годились, и все подавались куда-то, шарахаясь,- только задние нарисованные ряды оставались на месте" [16]. В финале прозрачность действующих лиц, гордившихся своей прозрач-ностью, оборачивается прозрачностью-призрачностью всего реального мира. Он не имеет власти, не может ее иметь над такими, как Цинциннат. В финале Цинциннат окончательно убедился в том, о чем догадывался и раньше: что "ужас смерти это только так, безвредное, - може быть даже здоровое для души, содрогание, захлебывающийся вопль новорожденного" [17]. Смерти нет, смерть - это лишь порог, переход в иной мир, где душа находит свое подлинное пристанище. По меткому замечанию А.Битова, Набоков действительно пишет не о жизни и смерти, "а именно бес-смертия он певец" [18].
Таким образом, "Приглашение на казнь" - произведение, последовательно воплощающее в себе символистскую философию двоемирия. Поэтому нельзя согласиться с исследовательницей Норой Букс, которая рассматривает романы "Дар" и "Приглашение на казнь" как своего рода дилогию, находит множество паралелей и совпадений в сюжетах, а главное - доказывает, что: "Приглашение на казнь представляет собой пародийно реализованную утопию, изображенную в романе "Что делать?", в которой главный герой, философ-"идеалист", является пародийным отражением самого Чернышевского" [19]. С поля зрения исследовательницы выпадает главный мотив и образ романа: прозрачность всех героев противопоставлена непрозрачности Цинцинната Ц. Цинциннат не може быть пародийным вариантом Чернышевского, у него противоположная шкала ценностей. Цинциннат принадлежит иному миру, поэтому то, что он пишет, никому не нужно, но прекрасно и самодостаточно, как и все, написанное Набоковым.
В подробной описательности изображения - обманчивая фактурность. Циннцинат Ц. - в определенном смысле прозрачный герой, поскольку сквозь него легко просматривается автор. Цинциннат пишет в тюрьме дневник, рефлексируя не только над историей приглашения на казнь, но и над своей жаждой выразить себя и мир в слове. "Не умея писать, но преступным чутьем догадываясь о том, как должно поступить, чтобы слово обыкновенное оживало, чтобы оно заимствовало у своего соседа его блеск, жар, тень, само отражаясь в нем и его тоже обновляя этим отражением, так, что вся строка - живой перелив; догадываясь о таком соседстве слов, я, однако, добиться его не могу, а это-то мне необходимо для несегодняшней и нетутошней моей задачи" [20]. Здесь звучит знакомая по работам символистов мысль об ограниченности возможностей поэтического языка, о том, что поэт пишет о невыразимом, намекая на него, вслушиваясь в тайное, "нетутошное", главное пряча в молчание. В то же время набоковская изобразительность, играя парадоксальной метафорой и реализуя ее, целиком принадлежит постсимволистскому времени, многими чертами перекликаясь с сюрреализмом. Изображение в романе "Приглашение на казнь" особенно ощутимо разворачивается одновременно в двух плоскостях. Фантомность реального мира и подлинность ирреального образуют мир без границ, подвижный, аморфный, неуловимый, настоящий мир сновидений. Почти повторяя манифесты сюрреалистов, Цинциннат Ц. пишет: "называемое снами есть полудействительность, обещание действительности, ее преддверие и дуновение, ... они содержат в себе, в очень смутном, разбавленном состоянии,- больше истинной действительности, чем наша хваленая явь, которая, в свой черед, есть полусон, дурная дремота..." [21].
Яркий метафоризм, который иногда определяет образность целого текста, дает возможность Набокову, оставаясь в пределах философии символизма, модернизировать свой стиль, подступая к философии и эстетике двоемирия с другой стороны: с той стороны, откуда реальное и ирреальное действительно меняются местами. Но, в отличие от сюрреалистов, для которых две реальности равноправны, Набоков их видит как низший и высший мир: "Он есть, мой сонный мир, его не может не быть, ибо должен же существовать образец, если существует корявая копия" [22].
Примечания
1. Парадоксальным образом сошлись эти ситуации в первом (1990 г.) собрании сочинений Набокова, изданном на родине: предисловие к нему написал В.Ерофеев, который трактует Набокова как эстета, эгоцентриста и блестящего стилиста, а послесловие принадлежит О.Дарку, который дает "срез" критических оценок 20-30 годов и приводит множество подобных мнений.
2. Фомин С. "Стихи пронзившая стрела" (Тема творчества в поэзии В.Набокова) // Вопр. лит. - 1998. - № 6. - С.41.
3. О проблеме творчества в романе "Дар" подробно: Липовецкий М. Эпилогрусского модернизма (Художественная философия творчества в "Даре" Набокова) // Вопр. лит. - 1994. - № 3. - С.72-95.
4. Липовецкий М.- С. 75.
5. Липовецкий М.- С. 92.
6. Александров В. Набоков и "серебряный век" русской культуры // Звезда. - 1996. - № 11. - С.216.
7. Гинзбург Л. Человек за письменным столом. - Л.: Сов. писатель, 1989. - С.387.
8. Набоков В. Машенька // Набоков В. Собр. соч. в 4 т. - М.: Правда, 1990. - С. 110.
9. Набоков В. Приглашение на казнь // Набоков В. Собр. соч. в 4 т. - М.: Правда, 1990. - Т.4. - С. 29-30.
10. Приглашение на казнь.- С. 130.
11. О влиянии А.Блока на творчество В.Набокова: Александров В. Набоков и "серебряный век" русской культуры // Звезда. - 1996. - № 11. - С.215-230; Сендерович С., Шварц Е. "Лолита": По ту сторону порнографии и морализма // Лит. обозрение. - 1999. - № 3. - С.63-72.
12. Приглашение на казнь.- С. 40.
13. Приглашение на казнь.- С. 69.
14. Приглашение на казнь.- С. 68.
15. Приглашение на казнь.- С. 7.
16. Приглашение на казнь.- С. 129.
17. Приглашение на казнь.- С. 111.
18. Битов А. Ясность бессмертия // Звезда. - 1996. - № 11. - С.136.
19. Букс Нора. Эшафот в хрустальном дворце // Звезда. - 1996. - № 11. - С.161.
20. Приглашение на казнь.- С. 53.
21. Приглашение на казнь.- С.52.
22. Приглашение на казнь.- С. 53.
Loading...

 
 

Цікаве