WWW.REFERATCENTRAL.ORG.UA - Я ТУТ НАВЧАЮСЬ

... відкритий, безкоштовний архів рефератів, курсових, дипломних робіт

ГоловнаЛітература світова, Всесвітня література → Данте Аліг'єрі (1265—1321) - Реферат

Данте Аліг'єрі (1265—1321) - Реферат

"Пекла" є вже плід високого генія", - напише в одній із заміток Пушкін.
Вищим законом Дантова миру є, проте, не геометричні пропорції і астрономічні величини. Його закон - етика. Будова космосу справедлива, воно підлегле правосуддю. Центр всесвіту, центр землі, центр тяжкості, точка граничної відсталості і нерухомості матерії зайнятий величезним тілом Люцифера. Це центр зла. Область, де матерія самознищується в нескінченній стрімкості руху, - це область безмежного добра, місцеперебування бога. Етичні класифікації визначають образ всесвіту, визначають географію пекла і чистилища, астрономію раю. До зла сходять: подорож по пеклу ;- це постійний спуск. До добра підіймаються: подорож по чистилищу - це преодолениє кручи. Освобождение от зла освобождает от власти материи: путешествие по раю - это полет. Рельеф и ландшафт адских стремнин и скал чистилища указывают на грех и заключают в себе кару. Свет небесных сфер указывает на степень и силу добра. Природа казнит в аду, очищает в чистилище, прославляет в раю.
В мироздании дантовской поэмы отражается не только мораль, в нем отражается история. В "Божественной Комедии" сотни персонажей; частных лиц, не оставивших в истории никакого следа, из них меньшинство. Исторический деятель не расстается в адском кругу или на небе рая со своим историческим делом, напротив, он становится его вечным воплощением. Вина казнимых в аду не исчерпывается их личным грехом. За ним каждый раз встает более широкая, историческая, внеиндивидуальная вина.
В гибеллине Фаринате мы видим не только еретика, но партийные распри, истерзавшие Флоренцию. Граф Гвидо да Монтефельтро карается как лукавый советчик, вместе с ним карается политическая система Италии, отсутствие в ней единства. В восьмом круге ада казнь свершается не только над папой Николаем III, торговавшим церковными должностями,- над всем современным папством. Брут и Кассий изменили Цезарю, но и делу Цезаря, изменили римскому государству, его мировой миссии. Тот образ истории, который дается в "Божественной Комедии", показывает человечество в одном шаге от пропасти. Показывает всему человечеству. В этом истинном, не искаженном лестью и лицемерием образе не только суд над людьми, но и рука, им протянутая. Чаша гнева вот-вот переполнится, но и сейчас не поздно одуматься, отбросить гордыню, алчность, злобу, тщеславие, обратить сердца и помыслы к добру; А в том, что история не есть непроглядный мрак греха, что она таит в себе великие и непреходящие ценности, Данте не сомневается. Не сомневается он и в том, что человечество не упустит, не имеет права упустить свой последний шанс. Добро и истина должны восторжествовать, и не за гробом, а на земле. В этом высокий гуманистический пафос поэмы.
Не только в этом. Данте судит, судит жестоко, иногда безжа-лостно, судит не только тех, кого безмерно ненавидел, но и тех, кого любил и уважал, как своего наставника Брунетто Латини, которого поместил под вечный огненный дождь седьмого круга. Судит тех, в ком его восхищало величие Духа и преданность родине, как в Фаринате дельи Уберти, всепоглощающая страсть к познанию, как в Улиссе, кого он оплакивал за безвинные гонения, как Пьера делла Винью, кому сострадал за естественные человеческие слабости, как Паоло и Франческе. Данте ничего не стоило спасти их всех от ада. Достаточно было придумать им предсмертное раскаяние. Так он спас Манфреда, неаполитанского короля, отлученного от церкви, Данте мог превратить ад в некую кунсткамеру зла, в собрание злодеев, в которых не осталось ничего человеческого. Такой ад был бы ужасен, но не трагичен. Данте обрекает казни людей, близких ему ж духу (но, конечно, не только их). Ведь он сам любил, подобно Паоло и Франческе, страдал от клеветы и наветов, подобно Пьеру делла Виньи, превыше всего ставил благо родины, подобно Фаринате, горел жаждой нового и неизведанного, подобно Улиссу. Суд над ними - это суд над собой, Путь по загробным царствам - это путь самопознания, путь испытующей себя совести.
И еще. Божественный приговор - это, разумеется, точка зре-ния самого Данте, автора поэмы. Но есть еще Данте, герой поэмы, и у него имеется своя точка зрения. Данте, путешественник по загробному миру, прилагает к увиденному не меру вечности, а меру времени, меру человеческой природы, которой не доступно ни абсолютное добро, ни абсолютное зло. Именно это совмещение двух точек зрения, двух оценочных позиций, осуждения и понимания, образует эмоциональный тонус поэмы, создает основу для читательского сопереживания, которого не может вызвать ни непроглядный грех, ни нерушимая святость.
Данте, идущий по царствам зла, искупления и славы, не бес-страстный регистратор событий, не аллегорический образ души, странствующей в поисках бога, даже не историческое лицо, хотя к этому образу он наиболее близок. В поэме великое множество ссылок на реальные обстоятельства жизни Данте, на людей, которых он знал, на исторические события, к которым был причастен. Но все равно его рассказ остается рассказом об интеллектуальном, эмоциональном и нравственном испытаниях, которые надлежит пройти всякому человеку, чтобы обрести себя. Средневековое богословие считало зло неустранимым и высшее благо видело в аскетическом отказе от мира. Данте показал, что путь к добру совершается через мужественное познание мира.
Мир и человек в "Божественной Комедии" неразрывно связа-ны. Но все пространство мироздания, изображенное в поэме, охватывается и покрывается пространством души, пространством внутреннего мира. В мире есть место для ужасного, трагического, возвышенного, прекрасного, низменного, комического. В душе есть место для скорби, Гнева, страха, мужества, сострадания, непреклонности. Взгляд, брошенный Данте с восьмого звездного неба, объем-лет весь мир:
Тогда я дал моим глазам вернуться
Сквозь семь небес - и видел этот шар
Столь жалким, что не мог не усмехнуться
("Рай",ХХІІ 133-135)
Але з яких би висот Данте ЇЙ дивився, людина ніколи йому не здавалася жалюгідною піщинкою. Людина, поки він залишається людиною, поки не перетворюється в худоби, не вичерпується нічим: навіть місцем в пекельному крузі, навіть місцем в нетлінному крузі сузір'їв. Мир в "Божественній Комедії", при всій своїй грандіозності, завершений: його образ підводить підсумок досвіду всієї середньовічної культури. Людина в "Божественній Комедії", при всій своїй суперечності, нескінченна: його образ готує шляхи культурі майбутнього. Саме в цьому Данте, якщо пригадати слова Фрідріха Енгельсаг, виступає як "останній поет середньовіччя і разом з тим перший поет нового часу".
Loading...

 
 

Цікаве