WWW.REFERATCENTRAL.ORG.UA - Я ТУТ НАВЧАЮСЬ

... відкритий, безкоштовний архів рефератів, курсових, дипломних робіт

ГоловнаЛітература українська → Городской текст: литературоведческий смысл понятия - Реферат

Городской текст: литературоведческий смысл понятия - Реферат

Городской текст: литературоведческий смысл понятия

Актуальность заявленной темы обусловлена прежде всего тем, что в последнее десятилетие в науке возрос интерес к изучению городских текстов, подтверждением чему служит ряд изданных публикаций, монографий и защищенных диссертаций, посвященных исследованию Московского текста [27], Петербургского текста [20], Венецианского текста [13], Крымского текста [12], Пермского текста [1], Лондонского текста русской литературы [18], Пражского текста чешской литературы [5] и т. д. Подчеркнем, что данные работы, безусловно, представляют большой интерес, поскольку глубоко и разносторонне раскрывают специфику локальных городских текстов как в литературоведческом, так и в социокультурном аспекте. Вместе с тем, нельзя не отметить, что введенные в научный обиход понятия московского, венецианского, лондонского, крымского и т. д. городских текстов далеко не всегда можно квалифицировать собственно как "понятия" в силу их описательного характера и некоей смысловой неопределенности. Никоим образом не считая данное наблюдение пробелом в квалификации ученых, мы позволим себе предположить, что причина сложившейся ситуации лежит в совершенно иной плоскости: все вышеперечисленные локальные тексты представляют собой разновидности общего для них концепта – городского текста. Подчеркнем, что хотя словосочетание "городской текст" является ключевым во всех названных работах, его смысл предстает довольно размытым. Тем не менее, такой солидный массив исследовательских работ о городских текстах послужил толчком к актуализации в науке ряда вопросов, остающихся и сегодня открытыми, о том, что такое городской текст, существуют ли некие общие смысловые параметры, позволяющие характеризовать его как литературоведческий термин, каковы эти параметры.

Прежде, чем ответить на эти вопросы, кратко изложим ретроспективный взгляд на историю проблемы.

Интенсивное развитие городской темы в искусстве начинается на рубеже ХІХ-ХХ веков и продолжается вплоть до конца 1930-х годов. В этот период интерес к городской теме в науке и искусстве предполагал переосмысление феномена города и его основополагающей роли в развитии цивилизации и жизни человека, что было обусловлено интенсивным развитием промышленности, ростом городов в конце ХІХ в. и актуализацией в архитектуре и градостроительстве ряда урбанистических концепций, определяющих направленность городской цивилизации, – Э.Хоуарда, Ш.Ле Корбюзье, Ф.Л.Райта [8].

В этот период городская тема находит свое отражение в живописи (постимпрессионизм – Ч.Хэссем, Э.Мане, А.Фриез, М.Утрилло, К.Коровин, экспрессионизм – Э.Мунк, О.Дикс, А.В.Лентулов, абстракционизм – В.Кандинский и т. д.) и литературе (урбанистическая лирика В.Брюсова, А.Дюамеля, И.Бехера, "Петербург" А.Белого, "Валя" С.Сергеева-Ценского, "Киев-город" и "Белая гвардия" М.Булгакова, "Город" В.Подмогильного, "Манхэттен" Д.Дос Пассоса "Главная улица" С.Льюиса и др.). В литературе происходит актуализация городского текста, приобретающего в художественном пространстве литературного произведения наиболее конкретные очертания содержания и формы, завершается процесс формирования петербургского текста, происходит становление московского, киевского, алуштинского, нью-йоркского текстов.

Интерес к исследованию образа города и городских текстов в литературоведении возникает несколько позже – в 70-е гг. ХХ в. Нам представляется, что этот интерес был обусловлен процессом интенсивного изучения в теории литературы специфики текста, развивавшимся в структуралистских концепциях Р.Барта, Ц.Тодорова, Ю.Кристевой, и в трудах представителей тартуско-московской семиотической школы – Ю.М.Лотмана, Б.М.Гаспарова, Вяч.Вс.Иванова, В.Н.Топорова и др. Не останавливаясь подробно на известных исследовательских подходах, лишь укажем, что понятие "текст" стало в семиотике ключевым. Вслед за М.М.Бахтиным, определявшим текст как важнейшее интегральное понятие гуманитарных дисциплин и культуры (что выводило понятие текста за пределы лингвистики и литературоведения) [4, с. 281-300], Ю.М.Лотман, рассматривая текст как знаковую систему, приходит к выводу о том, что "любая реальность, вовлекаемая в сферу культуры, начинает функционировать как знаковая... Само отношение к знаку и знаковости составляет одну из основных характеристик культуры" [28, с. 91]. Данный подход послужил толчком к исследованию в качестве текста практически всех произведений искусства и реалий культуры. Таким образом город как важнейший феномен культуры оказался в поле зрения семиотики, и в рамках семиотического подхода (город) стал рассматриваться с одной стороны как текст, а, с другой, как механизм порождения текстов [19], что послужило началом исследования городских текстов в литературоведении.

В 1984 г. В.Н.Топоров вводит в научный обиход понятие "Петербургского текста". Его работа "Петербургский текст русской литературы", подход к его анализу легли в основу дальнейших исследований городских текстов. Поскольку в нашей работе мы будем отталкиваться от концепции В.Н.Топорова, одновременно дополняя и уточняя ее, позволим себе пространную цитату, содержащую определение Петербургского текста, данное известным ученым: Петербургский текст представляет собой "не просто усиливающее эффект зеркало города, но устройство, с помощью которого и совершается переход a realibus ad realiora, пресуществление материальной реальности в духовные ценности" [21, с. 7]. Петербургский текст – это "цельно-единство", охватывающее круг литературных текстов о Петербурге, объединенных некими общими семантическими и структурными признаками, важнейшим из которых, по мнению В.Н.Топорова, является "монолитность максимальной смысловой установки (идеи)", которую он определяет как "путь к нравственному спасению, к духовному возрождению в условиях, когда жизнь гибнет в царстве смерти, а ложь и зло торжествуют над истиной и добром" [21, с. 27]. Здесь важно подчеркнуть, что истоком идеи (феномена) города Петербурга и соответствующей смысловой установки Петербургского текста выступает петербургское городское сознание, аккумулирующее через восприятие города его высший духовный смысл.

Смысловая установка Петербургского текста, согласно В.Н.Топорову, определяет отбор включенных в него т. н. "субстратных элементов", относящихся к природной (климатически-метеорологический, ландшафтный элементы), материально-культурной (городские топосы, планировка, характер застройки, дома, улицы и.т.п. и использование в тексте этих особенностей для выражения некоторых метафизических реальностей), духовно-культурной (мифы и предания, мифологемы, дивинации и пророчества, литературные произведения и памятники искусств, философские, социальные и религиозные идеи, фигуры петербургского периода русской истории и литературные персонажи, все варианты спиритуализации и очеловечивания города [21, с. 34]), исторической сферам, объединенным общим "локально"-петербургским словарем, включающим способы языкового кодирования основных составляющих Петербургского текста.

Основываясь на концепции В.Н.Топорова, Н.Е.Меднис и В.В.Абашев в процессе исследования венецианского и пермского текстов русской литературы предприняли попытку определить городской текст как "город как текст", т.е. определенную систему знаков и символов культуры (В.Абашев) [2, с. 22] и как некий сверхтекст – "сложную систему интегрированных текстов (о городе), имеющих общую внетекстовую ориентацию, образующих незамкнутое единство, отмеченное смысловой и языковой цельностью" [14, с. 53] (Н.Е.Меднис). Н.Е.Шмидт рассматривает городской текст как комплекс образов, мотивов, сюжетов и т. п., который воплощает авторскую модель городского бытия [30, с. 2] и т. д. Думается, что вариативный характер приведенных выше определений обусловлен тем, что понимание городского текста выкристаллизовывалось в результате анализа корпуса городских текстов одного конкретного локального текста (пермского, венецианского, московского и т. п.), каждый раз как бы рождаясь заново. Некоторая узость определений объясняется также тем, что в процессе исследования городских текстов не ставилась задача выделить некие общие для многих локальных текстов признаки, присущие городскому тексту как таковому.

Нам представляется, что концепция В.Н.Топорова, ориентированная в первую очередь на исследование образа Петербурга, с одной стороны, выводит исследование петербургского текста далеко за рамки литературоведения – в область культурологии, историософии и лингвистики, а с другой стороны, несколько ограничивает возможности исследования, поскольку не предполагает анализ закономерностей внутренних связей и соотношений различных уровней в литературных текстах о Петербурге, т. е. поэтики. В.Шмид отмечает: "Переходя прямо от идеи к словесному материалу, Топоров обходит всю область поэтики... Петербургский текст как формация должен обладать своей поэтикой" [29, с. 9]. Область поэтики В.Н.Топоров не охватывает, поскольку рассматривает Петербургский текст как некий сверхтекст, объединяющий единой идеей корпус литературных текстов о Петербурге (этой же концепции придерживаются и Н.Меднис, В.Абашев, А.Бобраков-Тимошкин и др.). В этом случае говорить о поэтике довольно затруднительно. В то же время исследователи не предусматривают возможность существования индивидуальных – "авторских" – городских текстов, в процессе анализа которых могут просматриваться, помимо единой смысловой установки*, и другие общие закономерности, дающие возможность идентифицировать концепт городского текста как такового.

Л.Флейшман отмечает, что явление "городского текста" связано с двойной природой города "как изображения и реальности одновременно" [23, с. 252]. Очевидно, что сложность подхода к структурированию единого термина "городской текст" заключается в его амбивалентной природе, предполагающей взаимопроникновение категорий культуры (город) и литературы (текст). В то же время мы полагаем, что в связи с возрастающим вниманием в науке к проблемам исследования городских текстов, с одной стороны, и понятийной неопределенностью городского текста, - с другой, назрела необходимость в определении городского текста как литературоведческого понятия.

Никоим образом не претендуя на точность и окончательность определения, мы предлагаем рассматривать городской текст как целостную систему знаков и образов, отражающую и закрепляющую на уровне "строго организованной последовательности речевых единиц" [25, с. 241] художественного целого специфику ключевых моментов урбанистической культуры. Субъектом и объектом городского текста выступает город, что обусловливает одну из основных задач городского текста – создание в литературном произведении целостного художественного образа города, отображающего специфику внешнего облика и внутреннего духа ("идеи", по В.Топорову) конкретного города.

Loading...

 
 

Цікаве